19 Апр

АКМ

1:3

(0:1 1:1 0:1)

НФТ

22 Апр

НФТ

4:3

(2:1 2:0 0:2)

АКМ

23 Апр

НФТ

3:2 ОТ

(0:0 2:0 0:2 1:0)

АКМ

Антон Тодыков: мастерство — это быть готовым сыграть и через час, и через год

Антон Тодыков покинул «Звезду» после двух сезонов, проведенных в московской команде. Голкипер рассказал, как ему удалось пережить сезон, в котором он сыграл лишь два матча, поделился впечатлениями от путешествий по городам ВХЛ, а также вспомнил о периоде, проведенном в Словакии.

Todykov_1.jpg

«Два матча за сезон — третьего не случилось. Пережить такую ситуацию — тоже навык»

— Два года назад ты вернулся в родную систему ЦСКА. Какими они получились?

— Контракт сначала созревает на словах и рукопожатиях, а потом он обретает бумажную форму. Так вот, когда мы уже обговорили все условия двухстороннего контракта с ЦСКА, когда было дано пресловутое «слово пацана», у меня были варианты с другими клубами. Но я оставил их в стороне. ЦСКА для меня — родной клуб. У меня был шанс показать себя в команде-чемпионе КХЛ. Это дорогого стоит.

Первый сезон моего двухлетнего контракта был непростым. Ожидание своего шанса на то, чтобы показать себя в первой команде, можно сказать затянулось. Находился в расположении «Звезды», молча выполнял свой контракт. Играли, конечно, с переменным успехом. Можно говорить, что у нас была молодая команда, но сейчас все такие. Поэтому здесь не может быть отговорок. Выступили мы неудачно. «Звезда» не попала в плей-офф, хотя наш состав тянул на попадание в число шестнадцати лучших — это сто процентов.

Но второй сезон выдался у меня ещё более сложным, ведь я провел всего лишь два матча за все это время. В «Звезде» хотели отдать игровое время молодым ребятам, что логично. Начало этой ситуации было положено в конце первого года контракта. Тогда мне дали время на то, чтобы найти вариант, который меня устраивает, и без проблем перейти в другую команду. В течение месяца такой вариант у меня появился. Были достигнуты предварительные договоренности, но вдруг ЦСКА изменил свое решение и, разумеется, вопрос с поиском нового клуба был закрыт. Отпуск шел полным ходом, примерно во второй половине июня, когда фаза подготовки к сезону постепенно менялась на активную, позвонил агент и сказал, что ЦСКА намерен подключить меня к предсезонному сбору. «Мечты сбываются», — на мгновение подумал я. Значит, сезон за «Звезду» был не просто так. Мгновение это длилось пару дней. Как сейчас помню, собираюсь на свой «первый лёд», внутри была некоторая окрылённость и куда более очерченные цели на предстоящий сезон. Солнце светило как-то по-особенному. И тут звонит агент и говорит, что мы ищем новую команду. Всё, точка. Стоит ли говорить, что найти новую команду в конце июня — задача трудная?

Но контракт с ЦСКА был на руках, и мною сразу же была обозначена готовность его полностью соблюдать и выполнять. В свою очередь и в ЦСКА отнеслись ко мне с уважением. Было понимание, что ситуация не из простых, и с учётом некоторых семейных обстоятельств я не мог просто собрать вещи и уехать за игровой практикой. Так и получилось, что каждая из сторон добросовестно выполняла свой контракт, на протяжении всего сезона.

И так уж вышло, что даже вне плана мне пришлось сыграть пару матчей. Интересная была поездка в Альметьевск. «Нефтяник» в свой чемпионский сезон, после четырёх поражений кряду, против «Звезды» с голкипером в старте, который не играл даже товарищеских матчей на протяжении 8 месяцев. Не станем винить меньшинство или рикошеты, картинка матча была в тот день захватывающей («Звезда» уступила «Нефтянику» 1:4 — прим. ред.). Второй матч даже принёс что-то в копилочку («Звезда» уступила «Торосу» 2:3 по буллитам и заработала один балл — прим. ред.). Третьего матча в этом сезоне так и не случилось.

Todykov_5.jpg

— Что чувствует хоккеист, оказавшийся в такой ситуации?

— Спокойно пережить такую ситуацию — это тоже навык. Есть разные типажи спортсменов. Кому-то надо играть каждый матч, кому-то нужно давать паузу. Легко готовиться к матчу, когда ты знаешь его дату. Но мастерство в том, чтобы быть готовым сыграть и через час, и через год. Подготовка никак не меняется. Всё дело в отношении к ситуации. А удержать себя в физической форме не так сложно, ведь тренировок у меня было даже больше, чем у ребят, кто постоянно играет.

— Как складывалась работа, учитывая, что игровой практики практически не было?

— Тренерский штаб полностью вошел в моё положение, за что я выражаю всем огромную благодарность. Тренеры прекрасно знали, что я представляю из себя не только в игре, но и вне льда. С их стороны была поддержка, между нами установилось очень хорошее взаимодействие. Ринат Хасанов часто ставил меня в пример ребятам, тренер вратарей Виталий Еремеев очень много со мной занимался. Он не списывал меня со счетов, я с ним был в отличной форме. Мы с ним хорошо сработались.

— Как вратарь может компенсировать недостаток игровой практики?

— Благодаря мыслеформам. Хотя, наверное, это слово лучше не употреблять, потому что, когда люди его слышат, то сразу представляют себе какую-то эзотерику. Я говорю о постоянном осмыслении всех игровых моментов. Любая игра проходит через твой мозг. Если ты находишь достаточно времени на то, чтобы представить себя в игре, представить то или иное действие, игровой момент, то потом гораздо легче претворить свои мысли в реальность. Все эти нейронные связи, отвечающие за игру, будут живы благодаря тому, что ты уделил им время. Это не новая идея. Владислав Третьяк в своё время говорил, что нужно прогонять все моменты в своей голове.

— Несмотря на отсутствие игровой практики, ты не поменял команду в течение сезона. Почему?

— Были определённые предложения, которые меня не устраивали. Кроме того, у меня также были семейные обстоятельства, не позволявшие мне просто сорваться и поехать. Я брал на себя определённые риски ради семьи и, возможно, ради своего будущего. Была вероятность того, что я мог попасть в не самую хорошую организацию, из которой мне тяжелее было бы выбраться, чем из своей текущей ситуации, в которой у меня не было игровой практики. Мне всё-таки не двадцать лет, а чуть побольше. Отсутствие игровой практики у взрослого вратаря, можно заметить разве что в первые 5-10 минут периода, и то не всегда.

— Твоя карьера — настоящий пример вратарского терпения. Ты пять лет ждал своего шанса в «Витязе», сейчас был сложный сезон в «Звезде».

— Смотрю на это философски. Я только потом осознал, для чего в глобальном плане было всё то, что происходило со мной в «Витязе». Понятно, что в моменте я думал, что всё кончено, что со мной происходят какие-то ужасные вещи. Чуть позже понимаешь, что это был самый ценный опыт, который я получил бесплатно. Более того, мне ещё и деньги за это платили! Этот опыт был мне необходим. Да, мне неприятно проживать свою текущую ситуацию. Но когда тучи рассеются, а это случится, потому что всё в нашем мире циклично, тогда я пойму, для чего всё это было. Пока я не совсем хорошо это понимаю.

«Фотографии из музеев показывал вместо большинства»

— В этом сезоне у тебя должно было освободиться много времени. Чем занимал его?

— Домашняя жизнь у меня не сильно поменялась, но вот на выездах я отрывался по полной, потому что мне не нужно было играть. Меня осенило, мол, столько лет уже езжу по стране, а из впечатлений-то... Ну разве что окошко автобуса, да шведский стол, если повезёт. И понеслась: музеи, галереи, выставки, парки. В Кургане мы играли семиматчевую серию в плей-офф. Я там могу показать дорогу, если спросят.

В Верхней Пышме посетил музей техники и автомобилей. Нафотографировал столько, что потом вместо большинства всей командой смотрели. В Туле был в Музее оружия, в Кремль забежал ненадолго. Норильск обошёл вдоль и поперёк, и, гуляя по улицам этого города, проникся глубоким уважением к норильчанам. Это, пожалуй, самый колоритный опыт, который я испытал по части хоккейных путешествий. Даже скорпионы в Атырау потеряли первую строчку моего тревел-рейтинга. Сочи, море — это всё классно. А попробуйте Норильск! Вот место, где рамки восприятия вашей жизни могут подвинуться.

А ещё мы из Норильска улететь не могли, пришлось там провести порядка суток. Провести всё это время в аэропорту мы не могли, потому что он не круглосуточный. Он открывается под определённые рейсы и потом закрывается, когда их нет. Проблема была в том, что все гостиницы формально были заняты. Но благодаря стараниям нашего руководства нас в частном порядке туда запустили. Поехали туда, поспали, и вернулись в Москву. Это было в конце сентября, у нас ещё стояла тёплая погода, а в Норильске уже снег по колено выпал, всё засыпало! Для нас возвращение домой было сродни окончанию какого-то фильма, где ещё играет такая лёгкая и непринуждённая мелодия.

— «Легкая и непринужденная мелодия» подходит к этому случаю, но обычно это не то, что играет в раздевалке хоккейной команды. У тебя есть музыкальные предпочтения?

— Мне в последнее время заходит «Ария» с Кипеловым. А ещё, благодаря одноимённому сериалу, я заново стал слушать «Король и Шут». Со школьных времён эта группа у меня ассоциировалась с какой-то мутью. Сейчас же, став старше, я начал иначе воспринимать тексты. В некоторых из них прослеживается гениальность. К тому же, всё это классно и мелодично исполнено. Еще очень полюбил современные композиции в исполнении различных оркестров. Но в целом, если музыку включает не Сева Скотников, то уже хорошо. Это тот случай, когда противостояние рока и рэпа становится неуместным. И даже попсу воспринимаешь с благодарностью.

Todykov_4.jpg

«В Словакии было кайфово. Я думал: «К вам что ли Лундквист доигрывать приехал?»

— Есть ли предложения о будущей работе?

— Есть, было уже несколько звонков из ВХЛ. Общаюсь в том числе и с клубами КХЛ.

— Нет ли мыслей вернуться в Словакию, где ты выступал в сезоне 21/22?

— Со Словакией, возможно, возобновится один разговор. У меня об этой стране остались тёплые воспоминания. У меня тогда всё в одночасье сложилось. Хорошо, что виза шенгенская на тот момент была. За пару дней буквально уехал. Отношение ко мне было просто великолепным. Язык очень созвучный русскому. Я быстро научился его понимать. Да и люди по менталитету очень близки нам. Иногда бывает, что смотришь в глаза человеку, и понимаешь: ага, американец или канадец. А словаки и наши очень близки. Славяне — не спутать и не перепутать. Командные посиделки в Словакии настолько напоминали Россию! А в Канаде всё совсем по-другому.

В Попраде, где играл, очень красивые горные вершины. Классная страна с добрыми людьми. Я там играл в начале 2022-го, и сборная Словакии тогда произвела фурор, завоевав бронзу на Олимпиаде. И вся страна гуляла!

— Языковой барьер мешал?

— Старшее поколение словаков говорит по-русски, а с молодыми лучше и проще перейти на английский. Хорошо, что я четыре года отыграл в Северной Америке, владею языком на разговорном уровне.

Условия были просто кайфовые. Я там жил и думал: «К вам что, Лундквист доигрывать приехал?». Клуб снял апартаменты с подземным паркингом, выделил машину с 500-километровым пробегом. Зачем она была нужна? Я же жил в 500 метрах от арены! Меня постоянно спрашивали, всё ли мне нравится.

Todykov_6.jpg
Фото: ХК «Попрад»

— Как оценишь уровень словацкого чемпионата?

— Помню, прилетел, приезжаем часа через два на арену, а у них в этот день игра была. Человек, который меня привёз, говорит: «Пошли в раздевалку». Я думаю: «Что, у вас настолько всё плохо, раз сейчас буду играть?». А в итоге оказалось, что матч отменили из-за ковида. В Словакии весь чемпионат был скомкан, поэтому я практически не тренировался и постоянно играл. Там хороший, раскатистый хоккей, площадки там больше наших. В Словакии хорошая, умная и мастеровитая лига, но не слишком скоростная.

— Вместе с тобой в Словакии играли Денис Паршин, Вадим Перескоков, Никита Щербак, Никита Беспалов, Евгений Иванников. Общаетесь с ними?

— Поддерживаю связь с Никитой Беспаловым, он сейчас играет во Франции. Сергей Хорошун мне недавно писал, как раз он подталкивает меня к тому, чтобы реанимировать европейскую часть карьеры.

«Пока вопрос об окончании карьеры для меня оскорбителен»

— По ходу прошлого сезона не возникало мыслей закончить с хоккеем?

— Вообще нет. Я стоически и с достоинством принял эту ситуацию, осознавая всю ответственность перед собой и семьей. С уверенностью смотрю в будущее и ищу команду, с которой совместно потрудимся над выполнением задач. Вдобавок я восстановился по всем параметрам.

— Не думал ещё над тем, что делать после окончания карьеры?

— Пока этот вопрос для меня оскорбителен. Но он, безусловно, верный. Все мы должны думать о будущем и понимать, что хоккейный век не вечен. Мне интересна тема тренерства, потому что хочу изменить частичку этого мира к лучшему через популяризацию спорта и реализовать свой творческий потенциал. Там есть определённая техника и база, которую я потихоньку начинаю изучать. Профессия генерального менеджера тоже вызывает интерес. Быть может, только находясь на этой позиции, смогу наконец получить ответ на свой вопрос: «Почему?»

Владислав Уткин специально ВХЛ